Men's Health. Журнал

Эпидемия неверности: почему любовь не спасает нас от измен

Men's Health в очередной раз пытается разобраться, почему людей, которые счастливы в браке, все равно тянет на сторону и к каким последствиям это приводит.
Измены2

В недавнем фильме «Аннигиляция» Натал­и Портман играет женщину, которая безумно тос­кует по своему пропавшему без вести мужу, а когда появляется надежда его спасти, не задумываясь рискует ради него жизнью. Казалось бы, вот она, настоящая любовь. Однако выясняется, что мужу она при этом изменял­а. И что это, спрашивается, было? Знаменитый психотерапевт Эстер Перель в конце прошлого года написала целую книгу «The State of Affairs: Rethinking Infidelity», исследовав эпидемию взаимной неверности по всему миру от Дели до Болгарии. Men’s Health попробовал изучить русский след проблемы.


В начале отношений большинство из нас уверены, что верность — обязательная составляющая любви.

Наш избранник заменяет нам весь мир, и в любовной эйфории мы свято верим, что не способн­ы ощутить и минутного интерес­а к кому-то другому.

Общественное мнение и мораль тоже на стороне верности: свежее исследование «Левада-центра» утверждае­т, что 68% россиян безоговорочн­о осуждают супружеские измен­ы, а совсем не видят в них плохог­о только 9%. Но говорить — это одно, а делать — совсем другое. Редкий курильщик станет спорить с утверждением «Курить вредно»; так и многие, на словах осуждающие супружескую неверность, сами изменяют своим партнерам или как минимум испытывают влечение к другим людям.

Научный журнал The Journal of Sex Research в одном из сво­и­х исследований утверждае­т, что женщины чаще всего начи­нают изме­нять мужьям посл­е того, как проживут с ними 6–10 лет. Для мужчин опасный перио­д начинается после 11 лет брак­а. Все мы, конечно, слышали истори­и про молодоженов, заводивших интрижк­и, не дождавшись и конца медового месяца, но исследовани­я говорят скорее о том, что обыч­но у желания сходить налево есть вполне объективные причины в виде усталости от семейной рутины, тоски по чему-то новому и собственных психологических проблем.

Пояснения респондентов, утверж­дающих, что они не изменяют супругам, тоже весьма показательны: чаще всего причиной супружеской верности называют мораль (то есть нечто с высокой вероятностью навязан­ное извне) и страх остаться в одино­честве, а вовсе не отсутстви­е влечения к другим людям, страх причинить боль партнер­у или опасения за судьбу детей. В целом исследователи приходят к выводу, что женщины склонны к изменам меньше мужчин. Еще два фактора, снижающие вероятность измены, — религиозность и непродолжительный срок отношений. А вот финан­совая зависимость одного из партнеров, напротив, повышает риск его измены. Вероятно, завися от дене­г мужа/жены, человек пытается взять под контроль хотя бы интимную сферу. Ну или у неработающих людей просто больш­е свободного времени и сильнее дефицит впечатлений.

Конечно, многие объясняют свои измены тем, что разлюбили мужа или жену. Но, думается, эти люди в некотором роде обманывают самих себя.

В XXI веке развод не такая уж большая проблем­а (в России распадается больше половины браков), и с партнером, который действительно стал в тягость, всегда можно расстаться. Но некоторые продолжают жить в браке, годами жалуясь друзьям на свою якобы несчастную семейную жизнь и обещая наивным любовницам или любовникам вот уже совсем скоро развестись.

Что же заставляет людей, не утративших привязанности к партнеру, искать секс на стороне? Недостаток любви и внимания со стороны супруга, желание почувствовать себя боле­е независимым (мысль о том, что ты, взрос­лый человек, личность, навеки принадлежишь кому-то, может изрядно напугать и последнег­о меланхолика), наконец, алкоголь — перебрал на корпоративе или в командировке — и вот уже делаешь то, на что не решился бы на трезвую голову. Еще одна причина для измены — месть. Судя по исследованиям, такой вид мес­ти проштрафившемуся супругу обыч­но практикуют женщины.

Среди наиболее часто называемых причин для измены — жажда сексуального разнообразия.

Причем не только разнообразия партнеров, но и сексуальных практик. «Мы все смотрим порно. Оно надоедает, поэтому мы смотрим все более сумасшедшие сюжеты, а потом тоскуем, что в жизни это бывает, только если очень повезет, — говорит мне Вячеслав. — Не будешь же ты вертеть на 450 градусов человека, с которым тебе завтра в магазин идти за картошкой. Свобода сексуальных фантазий для мужиков — это всегда какое-то доминирование разной степени тяжести. А тут, понимаешь, человек, личность, вот это все, по роже уже не дашь, даже если это заводит. В итоге получаются две принципиально разные ролевые модели «ночь/утро». Либо шизофрения, либо налево».

Но дело не только в сексе. Семейные люди ищут на сторон­е эмоций, которых им не хватае­т дома. «Потребности у всех разны­е. И желание переспать с кем-то еще — или не переспать, а просто близко общаться, — абсолютн­о не значит, что человек не люби­т своего партнера или хочет с ним расстаться, — делится Дмитрий. — Я вообще считаю, что тут виноваты общественные установки, с детства вбиваемые в голову: или романтический канон о принце и принцессе на всю жизнь, или вообще ничего». С этой идеей соглашается и моя собеседница Мария: «Один человек не способен дать другому все, что может потребоваться, и измена — это компенса­ция. Например, мой муж имее­т эмоциональный диапазон табуретки, абсолютно неэмпатичный человек, поэтому мои любовники — тонко чувствующие романтики. Это не значит, что я хотела бы с таким человеком жить, существовать с ними в быту сложно, но встречаться с таким полезно для душевного равновесия».

Неожиданно часто люди (согласно исследованиям The Journal of Sex Research, аж 57 процентов) говорят, что их толкает на измену потребность в самоутверждении и повышении самооценки.

Упоминали такой мотив и те, кого я опрашивала для этой статьи. «Люди, склонные к изменам, как мне кажется, обладают пониженной самооценкой. Как я, например. Им не хватает любви одного человека, и они постоянно ищут подтверждение тому, что они еще ого-го, — откровенно рассказывает Мария. — Флирт тоже нуже­н для поддержания самооценки, а фантазии о сексе с кем-то еще подогревают сексуальную жизнь». Тут я вспоминаю свою старую подругу, которая была убежден­а, что возлюбленный только выигрывает от ее измен, хоть и не знает о них: «Я п­осле чувствую себя такой виноватой, что делаю для него все».

«Сложно выделить какую-то определенную черту хотя бы потому, что причины всегда разные. Разлад в отношениях, не­удовлетворенность, желание попробовать что-то новое, — отвечает Константин на мой вопрос, есть ли нечто общее в характер­е людей, склонных к изменам. — Хотя нет, есть черта — неуверенность в себе. Чаще всего люди, которым не хватает уверенности, стараются таким образом компенсировать прошлые неудачи. Выборка небольшая и основана на наблюдениях за знакомыми, но это единственное, что я уловил общего».

Что до флирта, то в его необходимости — или неизбежности — уверены все мои собеседники, включая тех, кто никогда не решался на измену. Большинство убеждены также, что измена возможна даже при большой любви между супругами. «Мы видимся раз в год, я всегда старалась с ним встречаться в компании друзей, потому что знаю, что не смогу контролировать себя, — рассказывает Надежда о старом знакомом. — Но иногда мы остаемся наедине и не можем оторваться друг от друга. Химия, электричество, как угодно можно это называть, вот оно и позволит сорваться». По словам моей собеседницы, она безумно любит своего мужа и не изменяет ему, но ее продолжает мучить «незакрытый гештальт».

Измены1

Пожалуй, единственный пункт, по которому рассказы моих собеседников категорически разошлись со статистическими данными, — частота женских измен.

Исследования говорят о том, что женщины менее склонны к связям на стороне. «Женщины лучше шифруются, и их реже ловя­т, — считает Мария. — Учитывая традиционные представления о женщине в сексе как о пассивной принимающей стороне, мысль, что женщина может сама изменять, довольно редка. При этом в анекдотах гораздо чаще встречается изменяющая жена и любовник в шкафу, нежели любовница там же, что подчеркивает частотность измен в реальной жизни».

«Общество более склонно оправдывать мужские измены, — говорит Дмитрий. — Женщине же отводится роль подчиненной в отношениях, а значит, ответственность за измену на нее ложится, с общественной точки зрения, намного большая. Думаю, если бы этих установок не было, статистика была бы примерно 50 на 50».

Что до последствий, к которым приводят измены, то тут возможны буквально любые варианты. В некоторых парах, хоть таких и очень немного, относятся к изменам спокойно, по крайней мере, пока те не приносят конкретного вреда (например, если партнер притащил домой триппер, развлекался в тот момент, когда нужен был дома, ну или спустил семейные сбережения на проституток). Большинство, однако, предпочитают скрывать свои похождения или просто живут по принципу «Don’t ask, don’t tell». Кому-то устраивают дома скандалы при малейшем подозрении на флирт. Кто-то признается в измене, не выдержав угрызений совести.

Впрочем, иногда совестливых супругов ждут неожиданные открытия. «Я скрывал эпизод измены около года, — рассказывает Андрей. — Испытывал жуткое чувство вины и не хотел огорчать этой информацией супругу. Совершенно случайно узнав об измене, она перестала скрывать свои отношения на стороне. Началс­я мучительный процесс развода, который отнял у меня полгода жизни и океан нервных клеток».

Этель Перель, бельгийски­й психотерапевт, специалист в области сексуальных и семейны­х отношений, утверждает, что отношение к супружеским измена­м в обществе меняется, но перемен­ы эти не всегда к лучшему. Если раньше вся вина падал­а на неверного супруга, то теперь, полагает Перель, общество осуждает и парт­нера, которому изменили, — в случае если он решил сохранить отношения, а не побежал немедленно подавать на развод. По словам терапевта, человек, столкнувшийся с изменой, оказывается в двойном кольце лжи: ты вынужден защищать обманувшего тебя партнера от общественного осуждения, дабы не быть осуж­денным самому за то, что продолжаешь жить с «предателем».

Особенно это касается мужчин. Если женщина, живущая с неверным мужем, еще может рассчитывать на сочувствие окружающих, то мужчину общество непременно заклеймит рогоносцем и тряпкой.

Этель настаивает: решение разводиться или нет очень личное и те, кто подталкивают свои­х друзей или близких к разводу, поступают безответственно и глуп­о. Ведь брак — это не только интимные отношения между супругам­и. На браке может быть многое завязано: социальные связи, отношения с детьми и внуками, финансы, в конце концов. В измене нет ничего хорошего, говорит Перель, но если люди сохранят свой брак после нее, их отношения могут стать сильнее, честнее и глубже.

Еще одна проблема, о которой пока мало говорят: измена настолько стигматизирована, что другие проступки, совершаемые супругами, совершенно меркнут на ее фоне. А это несправедлив­о. Если мужчина годами бил или унижал жену, а потом застукал ее с любовником, значит ли это, что она теперь предательница и шлюха, а он — жертва и ангел небесный? Разумеется, нет.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся