Men's Health. Журнал

Секс в высшем свете: изучаем тайную жизнь Каннского кинофестиваля

Не будем забывать — всякое культурное, светское или даже благотворительное мероприятие служит не только ярмаркой тщеславия, но и благодатной почвой для сексуальных забав всех мастей и со своими законами. Для начала Men’s Health взял за пример — а также образец — Каннский кинофестиваль.
секс на каннском кинофестивале.jpg

На уважающих себя порносайтах в меню видео довольно давно существует рубрика «Оргия на светском рауте» (не путать с обычной групповухой, или gang bang). Секс на мероприятии — распространенный мужской фантазм. От участвовать до подсматривать. Привлекает и праздничная сторона вопроса: пайетки, фейерверки, дорогое шампанское. Нарядные декорации с привкусом мечты. В аннотации можно увидеть следующие перлы: «Дебютантка пришла на бал и получила двойное проникновение» или «Парочка решила уединиться в президентском люксе, но…» В конце концов, костюмированные секс-вечеринки вроде кинки, вошедшие нынче в моду, не что иное, как реконструкция светских раутов наподобие показанного Кубриком в фильме «С широко закрытыми глазами». Не все вхожи в эти сферы, где элита крутится вместе с аферистами и парвеню, плавает на яхтах, летает на частных джетах, пляшет на вечеринках amfAR или Vanity Fair в садах Eden-Roc Cap d’Antibes.

Часто, чтобы стать одним из них и слиться с ними в экстазе, недостаточно денег — требуются еще и связи. Но встать на Млечный Путь и урвать свои 15 минут флирта или петтинга со звездой, старлеткой или просто party-people раз в году точно можно.

На календаре у каждого человека, охочего до гламура и острых чувственных наслаждений, месяц май, точнее вторая его половина, обведен красным цветом. В преддверии важнейших спортивных событий начала лета — Гран-при Монако, «Ролан Гарроса» и финала Лиги чемпионов — Каннский фестиваль дает возможность светской публике высшего розлива и простым зевакам потусоваться на славу и без задних ног. Если и есть место на земле, где стоит, как говорят французы, жечь свечу с обоих концов, так это Лазурный Берег, Круазет, Гран-театр Люмьер. Ну и любой rooftop или пляж в окрестностях, где голливудскими толстосумами принято организовывать афтепати, заливать боль от злобных рецензий прессы или, наоборот, праздновать грядущую победу в виде «Пальмовой ветви» (предметно — кофр с запечатанной в хрусталь золотой безделушкой от компании Chopard).

Канны — это, конечно, про кино и интеллектуальные моды, заумные материи и зашкаливающую духовность, но это еще и торжество промискуитета.

За десять дней, что длится фестиваль, в курортный городишко на берегу Средиземного моря стекается 200 000 женщин и мужчин — досуга ради и работы для, причем не обязательно в киноиндустрии. Секс здесь продают и покупают втридорога и по демпинговым ценам, обещают и занимаются им в сьютах и под кустом. Если вы побывали в Каннах во время фестиваля, то, скорее всего, вы побывали и внутри кого-то — в зависимости от ваших сексуальных предпочтений. И даже не надо включать тиндер.

Мужчинам тут рай, поскольку и днем и ночью по набережной и второй линии — рю д’Антиб — фланируют дамы всех возрастов и национальностей, к тому же по законам нового военного времени они совсем не чувствуют себя добычей, они — хищницы. Проще и быстрее установить контакт с местными cougar и залетными итальянками. Сорок плюс, уловимый, но без перебора налет пластической хирургии, идеальный загар, подтянутые ягодицы, звон платины на запястьях, цена вопроса — пара «Беллини» на террасе «Карлтона», главного фестивального отеля (тут Тарантино доедает пасту, а Шэрон Стоун допивает зеленый чай перед red carpet). Почти всегда они приведут к себе — на виллу подруги или в апартаменты Gray d’Albion, — сделают все что пожелаешь и даже чуть больше. Они в Каннах только за этим — спортивным отдыхом от дряблых мужей, разговеться после долгого развода. Расстегивают вам штаны, даже не дослушав комплиментов. They’ve seen it all, они — завсегдатаи вертепа.

Нетрудно спеться и с нимфетками, выпрашивающими пригласительные на входе в кинозалы. Молодость искупает хипстерские привычки — небритые подмышки и облезлый маникюр.

Ради контрамарки на галерку или просто стакана пива в китайской забегаловке они готовы на самые сумасшедшие перверсии.

Их девиз, озвученный когда-то Линой Данэм, рупором поколения постправды, в сериале «Девочки», — слоган «Just for the story». Пускаться в приключения стоит ради нарратива. Не глянцевого инстаграм-репортажа, а литературных дебютов в «Нью-Йоркере». Чем шероховатее и нелепее будет ваше свидание — сквирт без предупреждения, сломанный палец, арест за нарушение приличий, — тем лучше. Недаром бабник со стажем Гаспар Ноэ ежегодно просиживает штаны в дешевых ланчонетах Канн. Его скандальный фильм «Любовь», освистанный, между прочим, в Каннах несколько лет назад за сцену эякуляции, снятой «глазами вагины», вдохновлен именно местным экспириенсом.

Модели и кинозвезды тоже не чураются порока. Члена жюри, подвыпившую Эль Фаннинг, пробирающуюся через толпу, подобрав юбки от «Диор», легко можно взять в оборот парой добрых слов. Звезды светят так ярко, потому что они так одиноки. И им тоже чертовски скучно в своих роскошных чертогах.

В прошлом году приятель приятеля провел ночь с дивой, чье лицо не сходит с обложек таблоидов. Всего-то и требовалось — оказаться в нужном месте в нужный час с зажигалкой DuPont наготове.

Наконец, жрицы любви. Их услуги в Каннах дешевы и оперативны. Оральные ласки — 30 евро, все остальное — в пределах соточки, южная ночь не требует крова. Шансы пережить эротическую сцену из культового фильма «Фирма» — пляж, прибой, соленый привкус на губах — как никогда велики.

Но и женщинам с запросами чуть выше среднего в Каннах вполне может улыбнуться удача. Если вы здесь на посту, в качестве представителя прессы или прокатчика, приятные сюрпризы ждут вас за каждым углом. На фотоколле, в кулуарах кинорынка, в лаунже Nespresso. Понятно, что нет смысла связываться с журналистской братией (их карманы пусты, их головы полны всякой претенциозной чепухи), а вот дистрибьюторы, люди из продакшена почти всегда беспроигрышный вариант. Ужин, дижестив, куннилингус вам обеспечены. Тем более что после распространенного еще в прошлом году меморандума о харассменте и его летальных для карьеры последствий сильный пол стал боязлив и предупредителен, ради секса идет на любые уговоры и унижения. Прелести феминизма и гендерного паритета в том, что у женщин снова есть выбор. Не отказать, а предложить, но именно тому, кто действительно возбуждает.

Стратегически важно еще и присматриваться к локальному нобилитету в лице среднего бизнеса и потомственных рантье. Они тоже ждут фестиваль как второе пришествие. В течение года им в Каннах поживиться некем. Все те же матроны возраста дожития да студенточки техникумов в кроссовках.

Отдыхающие русские женщины обычно недоступны, при мужьях и дорогих аксессуарах (ничто так не пугает французов, как сумки Hermès, — это антиафродизиак). А вот работающие россиянки, при бейдже и в то же время стилетто, уставшие смотреть кино или его торговать, — это совсем другой коленкор.

Нам достаточно массажа ступней или предусмотрительно зарезервированного столика в лучшем ресторане Канн — La Môme (самим-то некогда). Пожалуй, это оптимальнейший вариант. Оказаться поздним вечером на мишленовской террасе напротив ухоженного, с иголочки одетого буржуа — полурасстегнутая рубашка, обнажающая еще крепкую загорелую грудь, аромат Eau Sauvage (кстати, в профиль многие отдаленно смахивают на Делона), наконец, ласковый взгляд и умелые руки — пять звездочек из пяти, идеальный one-night stand, элегантный и пикантный.

Поэтому вносите за аренду, бронируйте заранее, собирайте чемоданы с осени. Лучшего сапиесексуального отдыха, чем Каннский фестиваль, свет еще не видывал. Много кино, но еще больше домино. Приезжайте холостыми и с боевым настроением.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся