Men's Health. Журнал

24/7 секс сутками

В который раз проезжая за полночь мимо круглосуточного секс-шопа, главный редактор МН задался наконец вопросом: ну вот кто туда ходит ночью в будни? Искать ответ отправился Арсений Виноградов.
24/7 секс сутками

Ночь первая. Вещи

Дверь открывается под звон колокольчика, чтобы продавщица и охранник — единственные на этот момент живые люди в магазине — знали, что к ним пришли. Меня сопровождает Глеб, директор по развитию компании, который обещал все показать и рассказать. Зал один, но большой, с приглушенным светом и зеркальным потолком. Угол сразу против входа отгорожен в отдельную BDSM-экспозицию. Слева от входа — прилавок с кассой, за которой мирно скучает продавщица Лена. Есть такие женщины, про которых сложно сказать, 30 им или под 40. Вот Лена из таких. Сегодня она продает игрушки для взрослых, завтра — шубы на рынке, послезавтра — DVD в переходе.

Ночью Лена одна, без напарницы. Кстати, до сих пор случаются посетители (особенно если дело происходит где-нибудь на привокзальной территории), которые уверены, что в секс-шопах работают исключительно мамочки из борделей. То есть они действительно заходят и вполголоса спрашивают у охранника: «Девочки здесь?». Нет, девочек здесь нет, по крайней мере из плоти и крови. Суррогатов же полно — к ним-то и влечет меня Глеб. Большие коробки — это те самые «резиновые женщины». Правда, резина осталась только в народном названии: все жизненно необходимые органы у кукол сделаны из материала cyberskin, «искусственной кожи». В каждой коробке есть отверстие, через которое можно потрогать «пробник» — кусочек этого самого киберскина, который на ощупь действительно мягок и человечен.

«When You Fuck Me, I Talk To You!» — буквально выкрикивает упаковка одной из барышень, но я, честно говоря, боюсь представить, как звучит ее голос, и продолжаю просто смотреть. Полноразмерные женщины окружены россыпью вагин и мастурбаторов — от самых простеньких за 600 руб. до беспредельно реалистичных за 8000, куда вмонтированы многоскоростные механизмы вибрации. Есть даже с искусственными волосенками. Добрая половина этих изделий — слепки с половых органов известных и не очень порномоделей: такая персонификация должна подогревать страсти. Кстати, о температуре: как-то мужчина, которому очень рекомендовали искусственную вагину, взял ее в руки и отпрянул: «Она же холодная! Мертвая!» Ну, живой она никогда и не была. Зато, говорят, нагревается быстро.

Мастурбаторы часто на рыбалку берут, — замечает Лена. — А еще как-то заходили гастарбайтеры, купили один на троих.

А что покупают чаще всего? — интересуюсь я.

Лена пожимает плечами. Смотрю на Глеба — на его лице тоже неопределенность:

Спрос непредсказуемый, и понять, почему сегодня покупают одно, а завтра другое, — невозможно. Ну вот какое-то время назад Cosmopolitan опубликовал тест вибраторов. У автора абсолютно незабываемые впечатления остались после «месяца», или «рыбьего хвоста», как его еще называют. И все — «рыбьи хвосты» начали сметать. А после фильма «Голая правда» всем захотелось вибротрусов с дистанционным управлением.

Вот сегодня день гигантов, — добавляет Лена, для которой размер проданных фаллоимитаторов давно не имеет значения — важно только количество. — Показываешь восьмидюймовый — маленький! Десятидюймовый — тонкий!

Совсем недавно стали спрашивать прибор для подачи тока на соски, — продолжает Глеб. — Наручники всегда раскупают, «бабочки» пользуются спросом («бабочка» — небольшое устройство, стимулирующее клитор, держится на резинках, словно трусы без ткани. — МН). А вообще продажи в конкретном магазине зависят от продавца, от его личных предпочтений и представлений о товаре. Поменял продавца — и статистика продаж совершенно другая.

Звякает дверь — заходит первый ночной покупатель. Это молодая женщина, которая, советуясь с мобильным телефоном, довольно шустро выбирает искусственную вагину, отдает деньги и уходит. Поскольку разговаривала она явно с мужчиной, в голове рисуется образ этакого Сергея Юрьевича Белякова, который не смог оторваться от дивана и телевизора, но был настойчив в своем желании чего-то новенького.

Почти следом за женщиной приходят студенческого вида парень с девушкой. На часах — 0.41. Они не спеша обходят магазин, дольше всего задерживаясь возле «эротического белья». Смотрят, трогают, тихо переговариваются, и непонятно — они здесь первый раз или заходят регулярно. Их выбор — чулки и съедобный лубрикант со вкусом клубники. По словам Лены, с такими «адекватными парами» проще всего работать: они чаще знают, что им нужно, к тому же, когда люди вдвоем, они не так скованны. Это вообще, оказывается, проблема: большинство покупателей стесняются секс-шопов. Особенно женщины, особенно немолодые. Мужики держатся свободнее, но и эти любят рассказывать, что покупают «в подарок», «не себе» и т.д., — в общем, как школьники в аптеке, когда презерватив нужен, а дух захватывает.

Тем временем молодая пара расплачивается — и снова тишина. Лена уходит в крохотную подсобную комнату делать себе кофе, охранник продолжает читать детектив Литвиновых, я продолжаю экскурсию. Следующая секция — фаллоимитаторы. Мелкие и до смешного огромные, предельно физиологичные (так называемые реалистики) и в форме веселых гусениц и дельфинчиков, голые палки и рельефные светящиеся агрегаты, у которых движется все и есть миллион настроек (эти именуются не иначе как «компьютеры» или «хай-тек»). Взгляд цепляется за нечто в углу — там стоит дубина сиреневого цвета сантиметров 40 длиной (как диагональ небольшого телевизора), с мою руку толщиной.

И это тоже покупают? — спрашиваю у Лены.

Этих мутантов? Да, тоже часто берут.

В качестве умеренно смешного подарка начальнику на день рождения? Мутант действительно очень большой, его нельзя использовать по назначению. Или?..

Кстати, как и вагины, искусственные члены бывают списаны с выдающихся оригиналов. Причем так правдоподобно, что если порногерой успел пережить болезнь Пейрони и пенис у него неестественно скривился, то и киберскиновая копия уверенно идет по заданной кривой. Впрочем, разнообразие цепляет людей.

Иногда заметно, — делится Глеб, — как у женщины, которая разглядывает члены, вдруг загораются глаза: увидела что-то знакомое, вспомнила о чем-то. Ну и купила, разумеется, по старой-то памяти.

24/7 секс сутками

Мой экскурсовод Глеб утверждает, что особых предпочтений у ночных покупателей нет — берут разное, как и днем. А вот сезонность спроса существует, да: народ наш чуть более возбужден ближе к осени и в феврале-марте.

В конце лета люди романтически настроены после отпуска, в магазины чаще заходят обнимающиеся парочки. После новогодних каникул — такая же история. А потом — 14 февраля, 8 Марта…

А в течение дня? Когда больше людей?

После работы — с шести вечера до полуночи. Причем идут как-то неравномерно: то нет никого, а то как будто целый автобус привезли. В будни с часу ночи до десяти утра вообще может никого не быть.

Зачем же магазин работает?

Ну, пусть люди знают, что у них рядом есть такой салон и они могут в любое время прийти сюда. Как минимум троим мы сегодня понадобились.

Я продолжаю осмотр. Есть тут и небольшой стенд для геев. Почти все атрибуты — черные, тяжелые и бескомпромиссные, как сама жизнь. Одна анальная цепочка длиной сантиметров 30-40 из пяти шаров размером с хорошее яблоко чего стоит. Кажется, ею убить можно — причем неважно, бить будешь или любить.

Но больше всего поражает стойка с печатной продукцией. Я думал, эти издания остались в 90-х, но нет — вот же они. Журналы с похотливыми мужиками на обложке. Независимая эротическая газета «Еще». Брошюрки — сборники рассказов из серии «Секс-экспресс, или Дикая попутчица в купе». Ужасное качество печати, трэшовые тексты — но их разбирают!

Снова звонит колокольчик. Смотрю на часы — 1.28, заходит еще более юная пара, которая под комментарии продавщицы выбирает мужское эрекционное виброкольцо и уходит. И наступает глухая безлюдная ночь.

Глеб вскоре покидает меня, до четырех утра я брожу кругами по магазину, слушаю историю о том, как родители пришли покупать фаллоимитатор дочери, которая только что развелась (увидеть бы ее реакцию), и тоже уезжаю домой.

Засыпая, наблюдаю интересные спецэффекты. Вот летом сходишь первый раз за грибами — и, когда потом ложишься спать, перед глазами одни сыроежки да моховики. Вот и сейчас то же самое, только не грибы перед глазами стоят.

Ночь вторая. Люди

Они счастливые или несчастные — эти люди, что приходят зачем-то в секс-шоп? Ну вот была в магазине на Ленинградке такая история: одна парочка на закате пришла за виброкольцом, в ночи вернулась за вибратором, а под утро — за «бабочкой». Это ли не счастье? С другой стороны, есть мужики, которые забредают сюда послушать. То есть приходит такой слушатель, задает наводящий вопрос, и какая-нибудь молоденькая продавщица начинает рассказывать во всех подробностях, как работает тот или иной прибор. А он внимает чуть ли не с полуприкрытыми глазами, и видно, как все его естество уносится в звенящую синюю даль. Впрочем, он ведь тоже счастлив в эту минуту.

Иду как на привычную работу в ночную смену. Начало первого, но город живее, чем вчера: во-первых, центр, во-вторых, завтра суббота. Знакомый логотип на вывеске, захожу внутрь. Магазин с высоченным сводчатым потолком раза в два меньше вчерашнего, буйный ассортимент распределен по периметру, за кассой — молодая девушка, из глубины появляется охранник.

Девушку зовут Арина, на вид ей 20 с небольшим, работает уже почти год, но родители ее об этом не знают: не поймут. Сначала была продавщицей в секс-шопе недалеко от Савеловского вокзала, теперь вот здесь, и здесь ей нравится больше: контингент другой — поприличнее, что ли.

Между тем охранник Слава так искренне радуется моему появлению, что даже как-то неловко. График работы у него три на три: трое суток сидит здесь, потом столько же отдыхает. Это первая Славина ночь, и он бодр. Я с трудом представляю, как можно работать по такой схеме, он между тем подмигивает:

Чайку?

Но я пока воздержусь. Меня интересует, чем покупатели возле Савеловского неприличнее здешних.

Ну как, — Арина перебирает в голове сотни лиц и ситуаций, — например, приходит такой приличный на вид мужчина, интересуется вакуумными помпами. Ты рассказываешь, показываешь, а он в итоге распахивает плащ: «Как думаете, мне нужна?»

Шутник.

Или, рассказывали, заходит тоже приличный дядька и спрашивает, можно ли помастурбировать в магазине — он даже заплатить готов.

К диалогу подключается Слава:

Я раньше в похожем магазине возле Белорусского вокзала работал, так там вообще бомжатник был. Постоянно заходили погреться — приходилось устранять. Проводницы там часто бывали, покупали себе что-нибудь в дорогу. А однажды заходит дед в тулупе, типичный бомж привокзальный. Хотел его проводить на выход, оказалось — просто мужик из деревни, с во-о-от такой пачкой денег. Купил вибратор: «Поеду, — говорит, — бабке вставлю!» А вообще придурков много приходит.

К нам, правда, не приходит пока никто.

24/7 секс сутками

Некоторые, кстати, думают, что вход платный, — продолжает Слава, наливая себе крепче крепкого заваренный чай. — Или пива просят: у вас же, дескать, товары для взрослых!

А чаще приходят за чем-то конкретным, — спрашиваю я у Арины, — или же бродят с потерянным видом, не зная, что выбрать?

Если человек знает, что ему нужно, это вообще сказочно. Но больше, конечно, тех, кому нужно рассказать, показать. А вообще по внешнему виду покупателя можно предположить, что ему подойдет. Я пробовала многое из того, что здесь есть, могу посоветовать. И вряд ли стану предлагать то, что самой не понравилось.

В ее глазах действительно светится интерес ко всему, что ее окружает, эта девушка на своем месте. И это то самое, о чем накануне говорил Глеб: продажи в конкретном магазине зависят от предпочтений продавца.

Недавно заходила женщина лет 40, первый раз, — и накупила всего тысяч на 15. Другая, уже под 60, тоже впервые оказалась в таком месте и очень искренне интересовалась всем, что тут есть, удивлялась. Но женщины как-то более зажаты. Мужчины ведут себя наглее, иногда за этой наглостью такие адские комплексы скрываются! Ну вот, например, приходит дядька лет 35 за массажным маслом. Естественно, рекомендуешь ему попробовать то, это, а он в ответ чуть ли не кричит: «Что вы мне рассказываете! Я лучше вас все знаю! Как вы тут вообще работаете?! Ненормальные!» — и убегает.

А постоянные покупатели есть?

Ну да. За BDSM регулярно приходит один мужчина среднего возраста, айтишник. Говорит всегда так медленно, с расстановкой. Мне кажется, он господин.

И наконец-то наш разговор прерывает первый и, как оказалось, единственный за эту ночь посетитель. Половина третьего ночи.

Здоровый такой мужик лет под 40, в чем-то спортивном, с ключами от машины на пальце, забежал сюда на пять минут. «Да ей нужен х… полметра, чтобы ее удовлетворить!» — рассказывает он продавцу Арине и выбирает фаллоимитатор, который даже называется величественно: Tsar. Еще смазку и массажное масло, в сумме — 5500 руб.

Они часто так общаются? — спрашиваю после его ухода.

Да нет, обычно нормально. Вот возле Савеловского матерились только так… А про деда 80-летнего, — вспоминает вдруг Арина, — который пришел вагину возвращать, тебе рассказывали?

Вчера Глеб упоминал что-то такое.

Ну так это прекрасная история.

Самуил Давидович и тугая резина

Время к обеду, в магазине сиеста. На пороге рисуется одинокий старик. Не мужчина в возрасте, а именно старый старик, лет 80. Здоровается и переходит к рассказу о том, как он недавно овдовел, но жить-то хочется, и поэтому какую искусственную замену ему посоветовали бы. Осмотрев несколько органов и сделав комплимент продавщице, старик платит что-то около 8000 руб. за искусственную вагину и уходит домой. В принципе, за него можно только порадоваться.

Правда, через несколько дней он возвращается с тем, что купил.

Не получается у меня, — говорит, — не хватает сил для нее.

При этом, надо отметить, прибор выглядит удручающе потасканным.

Возьмите смазку возбуждающую, разогревающую, — советует продавщица. — Вы когда пробовали?

Вечером.

Попытайтесь утром.

Зачем утром? Я вечером хочу.

Слово за слово, товар у него соглашаются принять, деньги-то немаленькие, «а пенсия — сами знаете». Составляются необходимые бумажки, и Самуилу Давидовичу, у которого теперь появилось имя, сообщают, что за деньгами он сможет прийти завтра-послезавтра — с ним свяжутся.

Как и было условлено, девушка Катя из магазина звонит Самуилу Давидовичу домой и слышит в трубке старческий, но, без сомнения, женский голос, который вынуждает ее подробно объяснять, кто она такая и зачем ей нужен тот, кого она спрашивает.

В общем, старуха жива и здорова, и складывается впечатление, что она наткнулась на мужнино приобретение и заставила с позором отнести его туда, откуда принес. Самуил же Давидович на этом не успокоился и спустя время вернулся в магазин за прибором подешевле. Расплачиваясь, интересовался, можно ли будет принести его обратно («если что»), в чем ему было заблаговременно отказано.

Под утро истории заканчиваются. Даже Слава рассказал уже и про первые импортные сигареты, которые он попробовал в молодости, и про службу в закрытом городе на Урале, и про то, как чуть не оказался в отрядах Джохара Дудаева. И тут по неведомой логике бессонной ночи всплывают огурцы: как-то раз Славина жена, гинеколог, извлекала у пациентки отломившийся кусок огурца, и эта деталь лишь подчеркивает необходимость всего того, что окружает меня вторую ночь подряд.

Грунтовые лучше всего, они с пупырышками, — резюмирует Слава. — А парниковые ломаются.

Ну все. Пора уходить.

Редакция благодарит сеть магазинов для взрослых «Он и Она» за помощь в подготовке материала.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся