Men's Health. Журнал

Как научить девушку водить автомобиль: опыт редакции MH

«Инструктор по вождению на своей машине. Мне кажется, эта работа может быть только наказанием за грехи, и вот мне предстоит на несколько дней окунуться в этот ад. Без опыта обучения, без дополнительных педалей, чтобы остановить машину, без железных нервов, которые в этом деле нужны едва ли не больше, чем сам автомобиль. Только я, ученица и море стресса на двоих». Антон Иванов рассказывает, как непросто стать автоинструктором для женщины.

Эксперт: Михаил Булгаков. Cтарший тренер Студии вождения, профессионал с 37-летним стажем вождения, выпускник МАДИ, бывший оперативный водитель спецслужб, VIP-водитель, уже более 20 лет проводит курсы вождения для профессиональных водителей и водителей-любителей.

Это может случиться с каждым. Если у тебя есть машина и девушка с правами, полученными много лет назад, которая с тех пор не водила, однажды она попросит тебя «напомнить ей, как ЭТО делается». Ты можешь нанять инструктора (алчного мужика с сомнительными планами относительно ученицы) или сделать все сам. Мы решили проверить, через что предстоит пройти тому, кто выберет второй путь, а потом попросили прокомментировать наш эксперимент инструктора с 20-летним стажем, авторской методикой и собственной студией вождения Михаила Булгакова.

Я ЕЕ СЕЙЧАС...

Машина резко дергается и так же резко застывает. Вокруг оседает пыль, на приборной панели горит гирлянда лампочек, я смотрю в окно и стараюсь думать о летящих птицах (где-то читал, что это помогает расслабиться). Я глубоко дышу, но вместо птиц в голове у меня летит только сцепление. Я мило улыбаюсь (выходит не очень) и примирительно говорю: «Давай попробуем еще раз, — мысленно добавляя: — ...Сломать мое чертово сцепление, а то с первого раза как-то не очень получилось».

Михаил Булгаков: «На самом деле ломается учебная машина не так часто — у нас в студии есть «Волга» на механике и Mercedes S500 с автоматом — они просто проходят ТО раз в 5000 км, то есть в два раза чаще обычных машин. Сцепление на «Волге» даже в таком режиме живет года два, а вот что ученики ломают часто — это подрулевые переключатели: меняем два раза в год».

Машина дергается и снова замирает. Первые уроки вождения как первый секс: пара неумелых движений — и все кончено. Даже если человек несколько лет назад честно сдал экзамен, но больше руля в руках не держал, обучение можно начинать с самого начала. Машина не велосипед: то, что ты в 12 лет смог проехать по улице на дедовском «запоре», еще не значит, что через годы все получится так же легко. К сожалению. Машина снова дергается и глохнет под рекламным щитом: «Автопрофи. Теперь и на вашей территории».

М. Б.: Проще учить человека с нуля, чем переучивать того, кто уже пробовал заниматься с плохим инструктором и не преуспел в этом. Обучаться у случайных людей вообще вредно. Ко мне приходят такие люди, и с ними очень сложно. Я обычно сажаю двух учеников в машину, и они по очереди меняются за рулем. Так вот тот, кто первый раз за рулем, как правило, схватывает быстрее того, кто уже кое-как учился».

Местом обучения мы выбрали рабочую парковку нашего издательского дома: бывший заводской двор, окруженный по периметру зданиями и шлагбаумами, машины припаркованы по бокам, в центре же — пустой пятак размером с пол футбольного поля, его мы и оккупировали для своих экспериментов.

М. Б.: На первом занятии главное — не напугать человека. Нужно заниматься на большой территории, на просторе. Если будут близко посторонние предметы — появится стресс. А вот машину лучше выбрать большую, причем с хорошим обзором и чтобы были видны очертания капота. Ученик должен ее видеть и чувствовать. Это надо учитывать, выбирая себе школу вождения или инструктора с машиной».

Говорят, значительная часть мужчин, взявшихся лично учить жен и подруг вождению, решила обойтись без профессиональной помощи по одной простой причине: чтобы раз и навсегда отбить у дамы желание садиться за руль. Уверен, добиться этой цели проще, чем реально научить кого-то ездить. Более того, такое обучение для пары может закончиться весьма плачевно: поводов для ссоры, пока женщина будет извращенно насиловать твою машину и твое терпение, окажется столько, что в итоге можно доехать и до развода. Короче, думай много раз, перед тем как взять на себя роль инструктора. Подумал? Взял? Тогда читай дальше.

В нашем случае рисков расставания было немного, если учесть, что в подопытных у меня была соседка не по кровати, а по парте (ну ладно, рабочему столу) — в те времена выпускающий редактор Men’s Health — Наталья Тимонькина. Короче, чтобы расстаться, нам надо было хотя бы начать встречаться. Пока же у нас отношения, завязанные на не самом прочном фундаменте, — взаимном недоверии: моем к ее правам, которые с момента получения использовались только в магазинах, чтобы подтвердить личность при оплате кредиткой, и ее — к моим инструкторским талантам.

М. Б.: Женщинам сложнее обучаться вождению, потому что мужчины с детства играют в машинки и искренне интересуются ими. Для них траектория движения, габариты — все это более привычно, но, с другой стороны, у женщины меньше амбиций: мужчина не так любит учиться — мол, сам освою».

ТРОГАТЕЛЬНЫЙ МОМЕНТ

На то, чтобы вспомнить, как трогаться с места, у нас ушло минут пять — довольно короткий промежуток времени, чтобы заглохнуть 10 раз, но дальше Наташа стала быстро восстанавливать в памяти все, чему ее учили в автошколе, и вскоре уже довольная носилась кругами по пустой части парковки. Я решил подпортить ей этот кайф.

М. Б.: На первом занятии у меня курсант учится работать только ногами: ездит по прямой на первой и на задней передаче. Трогается с места, останавливается, учится пользоваться зеркалами. Это занятие занимает 3 часа, а вся программа «Осознанное вождение» — 25 часов: 5 трехчасовых занятий на автодроме и 5 двухчасовых — в городе, хотя все зависит от конкретного ученика».

«Посмотрим, как у тебя получится трогаться на эстакаде», — дружелюбно предложил я и указал на наиболее похожее на упомянутое препятствие место стоянки — небольшую горку в углу. В ней все было прекрасно, кроме одной мелочи. Белой мелочи с надписью Porsche Panamera, припаркованной как раз там, куда могла откатиться наша машина. И почему на экзаменах в ГАИ используют конусы и вешки? Живой Porsche за 7 млн руб. — что может быть более весомым поводом не откатываться?!

«Нет», — как и подобает честной девушке, сказала Наташа. «Да», — пользуясь положением, скомандовал я, и мы двинулись к горке. На эстакаду наша Skoda Yeti заезжала, как на эшафот. Впрочем, если честно, шансов докатиться до Panamera было мало — это только в зеркалах для неопытного водителя казалось, что машина предательски близко. Горка и Panamera сделали свое дело — умение трогаться снова покинуло Тимонькину, а уверенное: «Можно я еще покатаюсь?» сменилось на «Это невозможно, я не создана для вождения».

НОГИ ВВЕРХ

Следующее занятие мы начали с отправной точки — я решил, что для Наташи будет полезно сперва снова убедиться в своем умении трогаться, но на деле оказалось, что за ночь это умение изрядно пошатнулась и пробуждать его пришлось несколькими дублями. Вообще есть в инструкторской работе свои плюсы (возможно, я просто пытаюсь найти их там, где их нет, но все же). Представь, жаркий день, растерянная девушка в коротком платье, и ты — умудренный опытом наставник, которому мало того что смотрят в рот, так еще и официально разрешают пялиться на голые ноги ученицы.

М. Б.: «Ноги водителя отличаются от ног пешехода. У пешехода ноги — это скорость и направление, а у водителя — только скорость, а направление — это руки. Это нужно понимать. Обучая вождению, ты учишь человека принципиально новому. Чтобы к этому приучить, нужна пара занятий, иногда и больше».

Впрочем, ты ведь учишь жену? Что ж, тогда изрядная доля волнительности улетучивается. Итак, ножки. Тимонькина уже научилась трогаться, но хоть машина и не глохла, о плавности речи не шло: каждое переключение передачи — прыжок вперед. И вот тут-то созерцание длинных конечностей ученицы обрело легальное обоснование — я собственными глазами увидел корень зла: пятки юной водительницы ни в какой момент времени не касались пола. Конечно, подвиг столь долгого удержания ног на весу прекрасно заменял Наташе упражнения на пресс, но сейчас была тренировка иного рода.

«Поставь ноги на пол, мягче получится нажимать на педали», — дал я разумный совет. «Нет, так туфли протрутся или пятки испачкаются», — услышал я ответ существа из другого мира. «Наташа, так не получится, ставь ноги». После недолгих препирательств и обещания выбить у начальства деньги на новые туфли, если эти испортятся, все встало на свои места: ноги на пол, а плавность — в движения.

И ДЫМ СЦЕПЛЕНИЯ...

На третий день мы нашли то, что искали, — задний двор. Без машин (что было приятно), с настоящей эстакадой, пожарным щитом с ведрами-конусами и целым контейнером картонных коробок (что было просто прекрасно).

М. Б.: «Больше всего времени в обучении уходит на руль. Эти движения — повороты руля — человек ни в одной другой ситуации не использует, если, конечно, он не нефтяник и не водопроводчик с большим вентилем. Руль — самый важный инструмент. На первом месте руль, потом — педаль газа, а тормоз — это уже на крайний случай. У меня второе, третье, четвертое и пятое занятия — все руль: работа на тренажере (где можно сколько хочешь оборотов в каждую сторону делать), наработка правильной техники, змейки, восьмерки...».

Весь день мы отрабатывали парковку в стесненных условиях (я отчаялся научить девушку маневрировать задним ходом — полная путаница выражалась в куче смятых коробок, которые изображали соседей по стоянке).

М. Б.: «После занятий, на которых человек учится ездить задним ходом — змейки назад, восьмерки, — ему становится легче ехать вперед — сразу резкий прогресс».

Ну а «на сладкое» вернулись к троганию в горку. Вскоре Наташа научилась не хуже автомеханика узнавать запах паленого сцепления среди ароматов осени, но так и не въехала наверх.

ОТКАТ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ

Вчера я пригрозил Наташе поставить на эстакаде за машиной ее сумочку, что обеспокоило девушку куда больше, чем Porsche, который стоял за нами в первый день. В итоге на урок она пришла без сумки, зато с настроем во что бы то ни стало освоить проклятую эстакаду. Я же, за неимением других ценных вещей, занял место за кормой машины: мол, откатишься — задавишь меня. Надо заметить, я горд собой — это был прекрасный урок силы воли: до последнего я не отходил, и только когда машина уперлась в меня своим бампером, сдался и вернулся в салон.

М. Б.: «Я почти никогда не сижу в машине с учеником. Человек должен привыкать быть за рулем один. А то ко мне пришла одна девушка, которая у другого инструктора так привыкла к тому, что кто-то сидел рядом, что первое время ездила с пристегнутым в кресле плюшевым слоном».

Мы стали искать слабое место. Раз за разом проговаривали технику работы педалями. Оказалось, Наташа бросала сцепление, как только оно чуть схватывалось, вместо того чтобы плавнее работать им в конце. Найдя проблему, мы вернулись к попыткам «взять высоту». В тот день Тимонькина первый раз взобралась на эстакаду (пусть и со страшным визгом шин).

МАРШРУТЫ ЗНАКОМЫЕ

Попытки трогаться на Skoda в крутую горку мне были знакомы. Как-то на Родосе я взял напрокат Fabia, и по пути с пляжа на узкой и очень крутой дорожке (такой крутой, что в лобовое стекло было видно только небо) я остановился пропустить встречный транспорт.

Следующие несколько минут я проклинал себя за это решение — тронуться на таком уклоне на незнакомой машине у меня не получалось хоть ты тресни. Возможность «треснуть» становилась все осязаемее — постепенно я откатывался к каменному забору. Лишь когда до стены оставалась пара сантиметров, я собрался, выдохнул и взял кручу. Короче, я понимал Наташины чувства на эстакаде. Понимал я их и когда мы, наконец, решили предпринять первую вылазку в город.

М. Б.: «Чтобы ученик легче освоился в городе, очень важно, чтобы во время занятий на площадке там была не одна машина. Нужно делать совместные упражнения, с пересекающимися траекториями, синхронным движением двух машин — ученики привыкают к движению, следят друг за другом в зеркала и потом естественнее переходят к поездкам в реальном потоке».

Если ты забыл, каково это — первый раз выезжать на настоящую улицу, рекомендую попробовать посадить за руль новичка. Ты начинаешь думать за него, и сразу всплывают в памяти все те эмоции, которые испытывал, когда сам был на его месте. Разница в том, что тогда тебе педали мешали, теперь же их очень недостает. Нога против воли давит в пол, где мог бы быть тормоз, но я не должен давать знать, что мне не по себе — иначе Наташа совсем запаникует.

М. Б.: «У меня ученик только первые разы выезжает в город со мной. Если у него есть права, то большую часть занятий он ездит один. Я еду на втором автомобиле, и мы общаемся по рации. Сначала на маршруте только правые повороты, потом — левые, дальше прибавляются развороты, перекрестки и круговое движение».

Педали явно сбивают Наташу с толку — на площадке все ее внимание было сосредоточено на них, теперь же оно полностью уделено остальным участникам движения и Наташа снова ведет себя как полный чайник.

М. Б.: «Чтобы этого не было, нужно очень хорошо все наработать на площадке. У меня после каждого занятия кресло водителя мокрое — так приходится пахать».

Известно, что девушки, особенно красивые, очень не любят оказываться в глупых ситуациях, ну а первые дни вождения — сплошная глупая ситуация, и это бьет по их самолюбию. Наташу пропускают при выезде со двора, а она глохнет три раза подряд (пропускавший не выдерживает и уезжает). Наташа боится вклиниться в поток, собирает пробку, и ей сигналят сзади. Она, паркуясь задом, забывает, что морда машины в это время тоже двигается из стороны в сторону, и я кричу на нее, чтобы не задела другой автомобиль. Короче, приятного мало.

«Я столько лет сижу на пассажирском кресле, но с водительского места все иначе. Мне кажется, что все вокруг смотрят только на меня. Ужас!» — качает головой Тимонькина.

М. Б.: «У нас в школе работает психолог, которая помогает в самых трудных случаях. Страхи бывают у людей разные, но самые тяжелые — у тех, кто когда-то пережил аварию. Очень сложно с ними работать».

ДАЙТЕ МНЕ АВТОМАТ

Есть в этом что-то неправильное — сразу ставить перед новичком самую сложную задачу. Практически везде тебя готовят к сложному постепенно, в вождении же наоборот — предлагают сперва освоить механику, а потом, если хочешь, пересесть на автомат.

М. Б.: «Зависит от человека — я иногда даю ученику сначала автомат. Но механика полезнее — она дает четкое понимание поведения машины. Уметь на ней ездить полезно хотя бы потому, что где-нибудь за границей в горных районах в прокате может и не быть машин с автоматом — там механика безопаснее».

Почему бы не дать новичку сперва привыкнуть к движению на машине с двумя педалями, а потом уже предложить освоить более продвинутый вариант — ручку? Я с ужасом думаю, что вокруг на дороге куча новичков: зеленых, испуганных, опасных.

М. Б.: «Поэтому мы учим людей уметь за рулем не только не ошибаться, но и исправлять ошибки других водителей, что приходится делать каждый день».

Короче, с первоначальным планом сдать экзамен (в нашем случае — самой доехать от работы до дома) мы распрощались. Точнее, скорректировали его — на механике Наташа должна была выполнить все упражнения на площадке, в город же выехать на автомате.

Думаю, так поступает большинство мужчин — после получения прав выбирают для подруг машины с АКПП. Впрочем, и с ней новичку в московском дорожном аду поводов для волнения хватает с избытком. Вот лишь несколько фраз Наташи, которые иллюстрируют эти чувства: «Блин, какая большая эта машина. Не понимаю, где она кончается!», «Как фарами мигнуть? Черт — дворники включила...», «Я чувствую, что обычно меня возят на куда больших скоростях, самой же за рулем и на 50 уже страшно», «А это был красный?», «Давай, я буду перестраиваться очень заранее, а то точно проскочу поворот?», «А можно только в салонное зеркало смотреть — в боковые дольше получается?»

М. Б.: «Для женщин зеркала — страшная вещь. Они много часов в жизни в них смотрели, но с совершенно другой целью. Первое время у нас даже оговорено, сколько времени смотреть в зеркало — 5-7 секунд».

ДОРОГУ ПОКАЖЕШЬ

Итак, мы доехали. Наташа, которая еще две недели назад не помнила, где в машине что и как этим пользоваться, сносно довезла себя до своего дома, преодолев 26 км Москвы. Сейчас она в той стадии, что, если продолжит ездить каждый день, все пойдет хорошо, остановится — снова забудет, как это бывает. Она очень хочет ездить еще. Я — очень не хочу еще раз учить кого-то. Советовал бы я кому-то самому учить подругу? Только если нервы и отношения готовы выдержать проверку совместным стрессом. Может ли это быть веселым приключением для вашей пары? Сомневаюсь. Пожалуй, лучше доверить это дело профи, а самому садиться в машину к девушке, только когда та совсем освоиться, чтобы своей критикой не убить ее желания водить машину и встречаться с тобой.

М. Б.: «Вашему обучению не хватало четкого и осознанного разделения на ступени. Человек должен по очереди нарабатывать моторику, глазомер, чувство скорости. У нас каждое занятие заканчивается тестом. Не сдал его — занимаешься еще раз. Я в город не выпускаю, пока ученик не привыкнет ездить на площадке на четвертой передаче, чтобы его не пугала скорость. Вообще, конечно, учить должен профессионал, но даже в Москве настоящих инструкторов всего человек 15, остальные просто, так скажем, участвуют в процессе. Ведь, чтобы получить удостоверение инструктора в филиалах РОСТО (ДОСААФ), нужно всего три года стажа за рулем и два месяца обучения на курсах. Кстати, я бы рекомендовал не заканчивать учебу получением прав. Смена сезонов, смена машин — все это лучше сопровождать специальным курсом вождения. Например, купив новую машину, логично позаниматься в школе вождения этого автопроизводителя, чтобы действительно уметь с ней обращаться».

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся